«Мой ребенок боится ошибиться»: что делать

0
148

«У меня не получится», «я хуже всех». Детям, которые растут с ощущением, что у других все получается лучше, очень трудно жить. Они как будто не слышат слов одобрения, не воспринимают чужую поддержку. Откуда берется эта глубокая неуверенность в себе?

Родителям

«Моя 8-летняя дочь каждый раз идет на тренировку со слезами, — рассказывает 39-летняя Марина. — Она занимается художественной гимнастикой уже 4 года, делает заметные успехи, но сама считает, что у нее ничего не выходит. Перед соревнованиями — сплошные истерики: «я неправильно выполню элемент, я уроню ленту, я буду хуже всех».

Сил уже нет успокаивать и уговаривать. Может, бросить уже эту гимнастику? Не будет спорта — одной головной болью меньше. Но, с другой стороны, это значит, что мы спасовали перед трудностями? Как это скажется на дочери, когда она вырастет?»

Ребенку, который растет с ощущением, что у других детей что-то получается лучше, чем у него, очень трудно жить. Ведь каждый шаг для него, будь то освоение нового элемента в танце, концерт в музыкальной школе или проверочная работа, — это мучительное предъявление себя.

Ему хочется учиться, осваивать незнакомое, но это желание наталкивается на страх совершить ошибку и не оправдать ожидания авторитетного взрослого. Любое критическое замечание преподавателя он воспринимает как приговор: «У меня не получается, и я хуже всех».

Легко справляясь с учебой, такие дети плохо сдают экзамены: «было очень сложно», «туман перед глазами, гул в ушах, не могу прочитать вопрос задания внимательно». Часто они выдают высокую температуру и заболевают накануне ответственных мероприятий.

Дотянуться до планки

«Подобные ситуации возникают, как ни странно, в очень хороших семьях, где родители внимательны к ребенку и откликаются на все его послания, — рассказывает возрастной психолог Галия Нигметжанова. — Эти родители, как правило, сами по жизни отличники, «достигаторы», они умеют прикладывать усилия, чтобы преодолевать трудности. И ребенку своему невольно высокую планку задают».

Успешным и требовательным к себе взрослым даже не приходится специально проговаривать правила. Ребенок сам считывает из атмосферы семьи: я должен быть безупречным, этого ждут от меня дома, других вариантов просто нет. Эта установка складывается с первых лет жизни.

«Приезжая консультировать родителей с 3-4-летними детьми к ним домой, я всегда предлагаю ребенку поиграть, — рассказывает Галия Нигметжанова. — В игре легче определить, насколько хорошо ребенок может общаться, сотрудничать, обходится с предметами, ставить цели. Это самые обычные игры: пирамидки, доски с геометрическими фигурами.

И часто я замечаю: мы с ребенком начинаем играть, и к нам подсаживается кто-то из родителей, чаще мама, и с большим волнением наблюдает за каждым действием ребенка.

Я ощущаю ее напряжение, замечаю, как маме важно, чтобы ребенок все выполнил правильно

Едва он нарушит правило — станет нанизывать кольца на пирамидку не в том порядке, мама тут же начинает оправдываться: «Он все умеет, просто плохо спал/ устал». Я вижу ее тревогу и чувство вины за то, что она недоучила, недоработала и не в самой лучшей комплектации предоставила своего ребенка. А мы ведь с ним просто играем!»

Читать также:  Почему мы «забываем» о сексе и как вернуть его в свою жизнь | PSYCHOLOGIES

Ребенок легко считывает напряжение мамы и перенимает его. И когда он выходит в какую-то новую социальную среду — в детский сад, группу развития или спортивную секцию, у него появляется тревога: он придирчиво следит за своими действиями и чувствует вину за свое несовершенство.

Он зеркально отражает поведение родителей. Никто дома не говорил ему, что невозможно быть совершенным, когда только начинаешь учиться.

Действовать вместе

Как изменить этот пессимистичный сценарий? «Изменений ждать не приходится, пока сами родители не узнают себя в этих ситуациях, не соотнесут с собой эти переживания, — поясняет Галия Нигметжанова. — Я предлагаю таким родителям вспомнить: а как они сами себя чувствуют, когда оказываются в новой ситуации, с какими чувствами идут на экзамен, кастинг или ожидают ревизии, как это все для них?

Было бы очень полезно искать этот ответ вместе с ребенком, параллельно — делиться с ним своими переживаниями, страхами, что работа не получится, а экзамен не будет сдан. Вы стесняетесь записаться в танцевальную студию, хотя обожаете балет и мечтаете освоить некоторые движения?

Попробуйте записаться в студию и рассказывайте о том, что у вас (не) получается, своей дочери или сыну

Или ходите туда вместе. Рассказывайте ребенку о том, как справляетесь и как преодолеваете желание спрятать себя и скрыть свои несовершенства. И его напряжение спадет».

Вот еще несколько рекомендаций.

  • Больше обращайте внимание не на ошибки ребенка, а на то, что у него получается. Собирает он пазл или пирамидку — найдите повод порадоваться его ловкости и сообразительности. «Ты сделал вот это, и это — как здорово!»
  • Настраивайте ребенка быть хорошим не для других, а для самого себя, самому себя оценивать. Спрашивайте чаще: «А как ты сам это видишь? Что тебе самому понравилось?» Каждый раз, когда он говорит, что у него ничего не получается, не спеша просматривайте пройденный путь, напоминайте ему, с чем он уже справился, что им сделано хорошего.
  • Подхватывайте смыслы ребенка! Речь не о том, чтобы слепо за ним следовать и попустительствовать любым его желаниям. Нет. Важно относиться с вниманием к тому, что им движет, когда он чем-то занимается. Ему нравится делать то, в чем он может быть первым? Или его главный смысл — встречаться с друзьями, ему с ними весело? Правильно поймав этот интерес, необходимо это обсудить, проговорить, поддержать: а где ты себя чувствовал первым? Как ты себя чувствовал? Остался ли ты доволен?

Ребенку, который видит, что его понимают, легче продолжать трудную для себя деятельность и находить личные смыслы в любых других делах. Он с большей отвагой берется пробовать и начинать что-то новое, не опасаясь критики и обесценивания.

Об эксперте

Галия Нигметжанова — детский, семейный психолог, соавтор (вместе со Светланой Кривцовой) книги «Искусство понимать ребенка» (Clever, 2017).